45-я параллель: классическая и современная русская поэзия

...

Ольга Галицкая

Не помнит зла любовная строка

* * *
 
Земля безвидна и пуста.
И жаркий лист над ней летает
Да осень с влажного куста
Сухой остаток собирает.

Её расчёт неумолим –
И так Атропос вяжет нити,
Что Фауст жаждою томим
К полуистлевшей Маргарите.

Так помутневшие моря
Глядят вперёд, не узнавая
Ни солнечного сентября,
Ни лихорадочного мая.  
 
* * *
 
Верила ли, знала, Мириам?
Будет хлеб иной, сердца – иные...
Не Твои ли муки родовые –
Обещанья, данные царям?

Что ответишь сонным пастухам,
В тёмном хлеве ставшим на колени?
Если даже Ты... Что делать нам
В нищем, бесприютном Вифлееме?

Если даже Ты, прижав к вискам
Смуглые дрожащие ладони,
Не поверишь ни седым волхвам,
Ни дарам, лежащим на соломе... 
 
* * *
 
Что знаем мы о доме на горе?
О звёздной пыли, предрассветном мраке...
О всех живущих на большом дворе,
Тем более – осле или собаке,
Привязанной за хлевом, под стеной,
И вздрогнувшей от стона ли, от крика?
О женщине с младенцем за спиной?
О трёх волхвах –
И всех земных владыках,
Идущих за счастливою звездой.

Четвёртое измерение Читать
...

Анастасия Жирнякова

Чудес до поры не бывает

Траур есть сопережитие смерти...
 
Траур есть сопережитие смерти:
Пересекаешься духом с твердью
И залипаешь в подземной черни,
Чёртовый мазохист.
Что остаётся тем, кто остаётся
Заживо без кислорода, солнца,
И никогда уже не смеётся?
Только писать стихи.
 
Ты мои сумерки, мой маразм,
Чёрная птица с разящим глазом.
Что-то случись – так поймёшь не сразу.
Множество долгих лет
Непостижимо, нельзя, нелепо
Право на жизнь изгибалось влево.
Вывернувшись наизнанку, с неба
Сыпался чёрный цвет.
 
Цепкая птица с пробитым глазом
Щупает в мякоти душ метастазы:
Птицыно дело – травить заразу
Врывшихся в память чувств.
Где же косу-то ты, Смерть, забыла?!
В прошлом, Немая, немало было…
Эту тоску утопить в чернилах
Будет не по плечу.
 
Чёрная дрянь, ледяная птица
Вырвется в воздух, в судьбу вонзится.

Золотое сечение Читать
...

Наталья Коноплёва-Юматова

Сосуды сообщаются всегда

Поэзия
 
Когда на птичьем языке
Ты мне рассказываешь что-то,
Я замираю: смысл – вот он,
Но отблеск тает вдалеке.
 
Подтекст метафор так глубок,
В непостижимости чарующ,
Так святость – под прикрытьем рубищ
И ускользающий намёк...
 
* * *
 
Идти за музыкой, не зная,
Куда она, зачем ведёт.
Не образы, а даль без края.
Необусловленный полёт.
 
Принять в себя и раствориться,
Не думая, как уцелеть.
Мы – только птицы, только птицы,
Приняв в полёте жизнь и смерть.
 
* * *
 
Под этот дождь так сладко будет спать.
Раскроет яркий зонт Оле-Лукойе.
Во сне и под дождём смогу летать
И надышаться ландышем с левкоем.

Проснуться утром, свежим, всё забыв,
И всё-таки в особом состояньи.
Вернусь туда, опять недолюбив,
Недолетав, – и новых ждать посланий...
 
* * *
 
По перистым скатиться облакам,
Как по плохой разъезженной дороге.

Четвёртое измерение Читать
...

Юрий Лифшиц

Memento mori

Небесная вечеря
апокрифическая поэма
 
Валерию Перелешину
 
                    Зачем Мне это всё, не знаю Сам.
                    Но даром не даётся сотворенье.
                    Отмщенье Мне, и Аз Себе воздам
                    В Своём новозаветном воплощенье.
 
1. В начале
 
Земля была безвидна и пуста,
И Божий Дух носился над водою.
Клубилась и пылала пустота
И растекалась твердью голубою.
 
И в хаосе космической игры
Бурлила плазма предустановленья.
И плавились грядущие миры
И дожидались чуда совершенья.
 
Настанет миг – и реплика Творца
Расплещет кипяток миросозданья.
Но не было томлению конца,
И беспредельно длилось ожиданье.

Четвёртое измерение Читать
...

Марина Марьяшина

Мы почти трава, ветер и облака

* * *
 
Дед чекушку достал, говорит, с ней душа не болит,
Бабка пилит и пилит, и осень уж больно сыра. 
Сядем в кухоньке ветхой, расскажешь про свой неолит,
Как мальчишеский мир поглотила ночная дыра.
Что теперь говорить – промусолены фото и дни
Мутной слизью сползают во тьму от обрюзгших окон.
Если травы сомкнутся над нами – хоть дли, хоть не дли –
Черкануть бы – что вспомнить, придумать – молиться о ком.
Вот он – мой поминальник: пустая как сон, колея,
Беспросветный декабрь, расколотый молнией дуб.
Таганрогский залив, я протухшая килька твоя,
Из сибирской тайги на бетонку поставленный сруб.
Вот мы, Господи. Дальше-то, дальше-то что?
Вдоль свинцового неба гербарий деревьев, огни.
В пустоте междустенной сквозняк, шевеление штор.
– Внуча, шапку надень, заболеешь, пальто застегни.
 
* * *
 
Пробудишься ль от сна векового, проснёшься ль с утра –
Предстаёт середина апреля в размытом окне,
Капюшон пустоты, бестелесья ночная чадра
Глушит посвист мирской, мельтешенье болотных огней.

Четвёртое измерение Читать
...

Михаил Моставлянский

Человек на берегу

Из цикла «Холодный материк»
 
Слепой
 
                               He says. I am.
                               Denise Levertov
 
 
Он повторяет: «Я».
                           Он одинок, как буква,
в которой заключён тот мир,
                           где направленье звука –
                                             единственный ориентир...
Он повторяет: «Я» –
            поскольку в царстве тьмы
 …

Четвёртое измерение Читать
...

Игорь Муханов

Я ещё не рождён, я в утробе пространства – мальчишка

Стеклянные дожди
 
Стеклянный дождь над лугом, посмотри:
снуют стрекозы и кромсают воздух –
нарезывают стёкла для витрин,
в которых ночью отразятся звёзды.
 
Стеклянный дождь отличен от дождя,
струны и геометрии Эвклида.
Он в венах ищет, вен не находя,
и одержим грехопаденьем вида.
 
Сквозь капли снов, букашек и стрекоз
виднеются аттические дали
и Рай, и воздух едет, словно воз,
бесшумно нажимая на педали.
 
Так далеко видать — во все концы
своей души, когда повсюду лето,
и бабочка с пучком энергий Ци
с утра в живую радугу одета.
 
Как будто бы связующую нить
с бытописаньем, всей его трухою,
кузнечик постарался распилить
к заходу солнца зубчатой ногою.
 
Отечество, стеклянные дожди
и ливни крыльев шумных у колодца!
Как будто всё, что было — впереди,
и всё, что будет, к нам ещё вернётся.

Четвёртое измерение Читать
...

Елена Цами

Библиотека будущего

(по мотивам картин художника Роба Гонсалвеса)
 
*
 
Библиотечная комната, заставленная полками. На них – книги, похожие на двери в другие миры. Каждый человек, входящий в эту комнату, волен поступать по-своему. Кто-то достаёт книги и читает их, а кто-то открывает двери и попадает в другой мир.
Каждая полка в этой комнате имеет свою тематику. Двери на нижней полке открываются в мир предметно-бытовой, на средней – в мир культуры и искусства, а на верхней полке открываются в открытый космос.
Интересно наблюдать, как взрослые чаще всего интересуются нижней и средней полкой, а дети карабкаются по лестнице вверх и открывают дверь в небо.
 
*
 
Дети запускали в летнем саду воздушных змеев, и статуи, всегда гордо и неподвижно стоявшие на своих постаментах, вдруг заулыбались, стали поднимать головы в небо и следить за их полётом.

Новый Монтень Читать